История военной разведки 19 века


Второе рождение дело Барклая де Толли получило в конце 30-х годов 19 века. Именно тогда в Военное министерство пришел Чернышев. Будучи профессионалом, он привлекал к разведывательной работе не только кадровых военнослужащих, но и особых сотрудников МИДа. Последние добывали больше информации по двум причинам:

  • наличию всесторонних знаний,
  • отсутствию погонов.

В эти времена разведкой во всех государствах стали заниматься гражданские лица. Прибытие в страну офицера, даже отставного, изначально вызывало подозрение, а все его контакты и перемещения тщательно контролировались соответствующими органами.

Задачи военной разведки второй половины 19 века

Россия начала отставать в экономическом развитии от стран Западной Европы уже с конца 18 века. Мировой прогресс следующего столетия поставил перед внешней и военной разведкой приоритетную задачу, которую можно определить как промышленный шпионаж. Российские дипломаты, работавшие во всех посольствах при дворах Европы, получили указания добывать любые сведения о новых промышленных изобретениях, а также о совершенствовании уже существующих производственных процессов. Распоряжение относилось не только к военной промышленности, но и к любому типу производства.

До середины века такие сведения добывались, в основном, путем подкупа. Так, например, имперский посол в Париже выкупил за 600 франков схемы и описание новых лафетов полевой артиллерии, а консул, представлявший Россию в Бельгии, заплатил за донесение о военных дорогах, подготовленное для бельгийского короля. Он же выкупил схемы новейших моделей ружей. Были получены сведения и об усовершенствовании телеграфа.

Создание легендарного 3-го отделения Тайной канцелярии

Серьезным испытанием для военно-промышленного шпионажа в первой половине 50-х годов 19 века стала Крымская война. Как подтверждают письменные источники тех лет, самоотверженная служба военных разведчиков не принесла ощутимых результатов. Профессиональных военных агентов было слишком мало, а заменявшие их дипломаты работали малоэффективно.

Чернышев получил распоряжение от государя-императора Николая I о координации работы посланников государства в зарубежных странах. Самого императора с органами власти связал особый государственный орган — канцелярия. Она была поделена на департаменты:

  • первый контролировал министерства и внутреннюю политику;
  • второй разрабатывал законодательные акты;
  • третий, известный как III отделение Собственной Его Императорского Величества (Е.И.В.) Николая I Канцелярии или Охранное отделение, контролировал госбезопасность, в особенности активизацию масонов с целью подготовки военного переворота;
  • четвертому, канцелярии, передали контроль над благотворительностью,

Временно при канцелярии были созданы пятое и шестое отделения. Одно из них готовило крестьянскую реформу, второе — регулировало мирные взаимодействия и управление народами Кавказа.

Становление и развитие 3-го отделения

III отделение Собственной Е.И.В. Николая I тайной канцелярии развивалось очень активно. По всей стране действовала сеть тайных агентов. В каждом почтовом подразделении сидел доверенный представитель, который копировал письма, представлявшие интерес для разведки. Вскрывалась любая переписка частных лиц с адресатами за рубежом. Сотрудники Тайной канцелярии работали в государственных министерствах и местных ведомствах, а уже к 1832 году расширилась сеть иностранных агентов.

3-е отделение имперской Тайной канцелярии собирало данные обо всех организациях, сектах, осуществляло надзор за выпущенными на свободу заключенными, политическими и уголовными. Это подразделение держало под контролем финансовых мошенников и фальшивомонетчиков, а также всех иностранцев, которые пересекали границу России. В его ведении находились все СМИ и почта.

Возглавил Третье отделение тонкий и талантливый Бенкендорф. По его распоряжению агентурная сеть выпускала газеты на русском языке, которые вели умную пропаганду российской имперской внешней политики, формируя общественное мнение. Якобы выпускаясь для иммигрантов, эти средства массовой информации получили серьезную отдачу практически сразу.

Данный проект Тайной канцелярии был основан на повальном обучении грамоте и увлечении СМИ, царивших в дворянской среде. Он компенсировал отрицательное отношение Николая I к поездкам по стране и встречам с подданными. СМИ и на российских территориях находились под жесточайшей цензурой. Любой самиздат и слухи пресекались мгновенно.

Агенты Бенкендорфа добивались лояльности от всех существующих изданий, формировали отношение к власти литераторов и ученых. Агентурная сеть была обязана проводить тонкую политику, разработанную канцелярией, иногда даже в ущерб собственным интересам. Именно это позволило Бенкендорфу связать с Третьим отделением неразрывными узами все прогрессивные умы страны.

Глубокое изучение деятельности Тайной канцелярии в наши дни позволяет опровергнуть принятое ранее мнение о том, что данная служба была репрессивной, а все, кто находился у нее «под колпаком», являлись жертвами. Журналисты и писатели, служившие в 3-м отделении, были дружны с прогрессивными слоями общества, вполне лояльными к Бенкендорфу, включая декабристов. Без участия этого умнейшего и тонко мыслящего руководителя они не получали финансирования и не могли издаваться.

С главным начальником III отделения Собственной Е.И.В. канцелярии дружил даже Пушкин, который издавал газету с благословения Бенкендорфа и при его финансировании. 3-е отделение Тайной канцелярии стало органом, который соединил литературу и политику, реформацию и царскую охранку, поддерживая идеальное взаимодействие между разными сферами общественной жизни. Именно 3-ему отделению и его профессиональной агентурной деятельности Россия обязана тем равновесием, которое установилось между противоборствующими силами.

Деятельность жандармерии в 19 веке

Жандармские корпуса, которые функционировали в России с 1792 года, также были переданы в Третье отделение. Они осуществляли оперативную деятельность. С 1836 года жандармский корпус получил наименование Отдельного и стал исполнительным органом Третьего отделения Тайной канцелярии. Шефом жандармов стал сам Бенкендорф.

В ведении жандармерии находился политический сыск. Жандармы проводили следственные действия в отношении всех государственных преступников. Они же:

  • обеспечивали пограничный визовый контроль,
  • контролировали безопасность на железных дорогах.

Под руководство МИД жандармерию передали лишь в 1880 году. Жандармские отделения были созданы при всех полицейских департаментах России. В этом же году было создано Отделение по охране порядка и безопасности внутри страны. В его состав вошли:

  • офицеры жандармского корпуса;
  • унтер-офицеры,
  • полицейские надзиратели (органы сыска),
  • канцелярские чиновники, типографские работники, торговые приказчики,
  • агенты наружного наблюдения (филеры),
  • секретные агенты и провокаторы,
  • члены политических партий,
  • студенты и практиканты.

Такое отделение общественной безопасности обслуживало Москву и всю губернию. Его сотрудники и тайные агенты:

  • выявляли неблагонадежных лиц,
  • изолировали их,
  • подавляли революционные движения,
  • вели политический розыск,
  • готовили провокации и так далее.

Царская жандармерия не гнушалась ничем, чтобы добиваться результатов:

  • применялись анонимные доносы, прокламации,
  • принимались заявления от случайных лиц,
  • учитывались показания и владельцев предприятий, и мелких служащих,
  • использовались материалы, найденные при обысках,
  • читались письма частных лиц и государственных деятелей.

На широкую ногу была поставлена регистрация дел во всех отделениях. Они заводились мгновенно. В сферу интересов попадали все, кто мог быть хоть в чем-то заподозрен. Уникально была организована картотека жандармерии. Карточки имели цветовую классификацию. Данные о социалистах-революционерах писали на красной бумаге. Синий цвет отличал социал-демократов, зеленый – анархистов, желтый – студентов и т.д.

Ценный опыт царского сыска

Упразднена была жандармерия после февральской революции 1917 года, но ее архивы не пропали, а были взяты на вооружение преемниками имперских спецслужб. Первоначально они попали в руки сторонников КОБа. Разбирала архивы специально назначенная комиссия.

В начале марта газеты уже сообщали о том, что в архивах было найдено очень много интересных материалов. Подразумевалась, конечно, не только картотека, но и научные, исторические, исследовательские работы, содержавшие весь богатейший опыт царского сыска и военной разведки, ставшие источником серьезных знаний.