You are here
Home > Первая мировая война > Вундерваффе Российской империи

Вундерваффе Российской империи


Первую мировую войну Российская империя, как известно, проиграла, к 1917 году потеряв Польшу, Прибалтику, истощив людские ресурсы, надорвав промышленность и особенно транспорт. Страну раздирали беспорядки, назревал голод, пробивались первые ростки гражданской войны. Но в рамках альтернативной истории существует и иной взгляд: некоторыми публицистами постулируется, что именно к 1917 году Россия стояла на пороге решительных успехов, которым помешали сперва февральская, а затем и октябрьская революция. Значительную роль в этих предполагаемых успехах должны были сыграть всевозможные образцы супер-оружия, массовое производство которого в настоящей реальности так и не состоялось, но в реальности альтернативной должно было быть налажено как раз в 1917-м: танк Лебеденко, «Вездеход», автомат Фёдорова и прочие. Часть действительно существовала в металле, часть существовала лишь в виде проектов. Притом значительной части этого супер-оружия приписывается ряд свойств, которыми они либо частично, либо полностью не обладали. При столь сильно различающихся взглядах, будет нелишним пристально изучить образцы супер-оружия Российской империи и найти истину.

Итак, про образцы вооружений, которые в альтернативной реальности должны были обеспечить скорую победу в Первой мировой войне, читайте далее.

«Вездеход»

Машина, которую некоторые исследователи именуют не иначе как «первая в мире гусеничная машина», и даже «первый в мире танк».

Классическое изложение истории «Вездехода» звучит так: созданная выдающимся русским инженером А.А. Пороховщиковым машина не получила должной оценки у закостенелых царских генералов, и в серию запущена не была. А ведь именно в танке своего собственного производства так нуждалась армия. Ещё обиднее от того, что на момент создания, в 1915-м году, танки в составе других армий просто отсутствовали.

Впрочем, нестыковки вышеизложенной версии с реальностью начинаются практически сразу, так как уже в своём запросе в адрес военного ведомства господин Пороховщиков просил выделить средства «на постройку испытательного экземпляра усовершенствованного автомобиля его системы под названием «Вездеход». Детально рассмотрев заявку, 13 января 1915 года начальник снабжений армии разрешил «сконструировать на средства фронта с расходом 9960 рублей самодвижущийся экипаж «Вездеход» по проекту изобретателя — авиатора г. Пороховщикова»

Построенный к началу мая 1915 года, «первый в мире танк» вживую представлял собой деревянную клееную машину с двигателем в 10,8 л.с., с оригинальным движителем в виде натянутой на барабаны матерчатой прорезиненной ленты. Основным средством передвижения служили обычные колёса. Машина вмещала только одного человека — водителя. Ни вооружения, ни бронирования «Вездеход» не нёс. Более того, оно даже не предполагалось проектом.

Первый танк "Вездеход"
Первый танк «Вездеход»

Каким образом подобное устройство могло претендовать на гордое звание танка, совершенно непонятно. Если предположить, что с танком данный деревянный автомобиль роднит движитель, то и здесь получается неувязка: на «Вездеходе» устанавливалась резинотканевая лента на двух барабанах, по сути элемент ленточного конвейера, а не гусеницы, в то время как полугусеничный трактор Холта, на базе которого и стали делать первые танки, имел металлические траки. Основным движителем лента у «Вездехода» также не являлась — передвигался он на обычных колёсах, и лишь когда наезжал на препятствие, либо когда колёса увязали в грунте, барабаны с лентой вступали в дело.

С первенством среди гусеничных машин у «Вездехода» тоже серьёзные проблемы: полугусеничный трактор «Холт-75» пошёл в серию ещё в 1909-м году, а в 1910-м, пусть и в единичном экземпляре, был создан полностью гусеничный паровой трактор Хорнсби массой 40 тонн, с двигателем мощностью 80 л.с., и способный перевозить прицепы с 60 тоннами угля. Сам же гусеничный движитель впервые был установлен на трактор Гиткота ещё в 1832-м году в Англии.

Трактор Холт 75
Трактор Холт 75

После продолжительных испытаний, 6 февраля 1916 года, «Вездеходу» был вынесен нелицеприятный вердикт: «По истечении годичной работы, с расходом 8500 рублей и неоднократных испытаний в течение этого времени, изготовленный экипаж теперь при испытаниях не удовлетворил положенным требованиям и не выказал вообще особенных положительных качеств». «Вездеход» даже оказался абсолютно не вездеходным: он «не мог переходить через канавы в 1 м шириной, не мог идти по рыхлому снегу глубиной около 1 фута».

В свете вышеизложенного очевидно, что именно такая машина была жизненно необходима Российской империи для того, чтобы одержать решительную победу в мировой войне.

Второй вариант «Вездехода», уже с 8-мм бронёй и вооружением из 3 пулемётов Максима во вращающейся башне, был представлен на рассмотрение в виде проекта только в 1917-м году, когда ни о каком первенстве в деле создания танков речи идти уже не могло. Проект не получил хороших оценок: утяжелённая бронёй и вооружением машина с прежним движителем в виде резинотканевой ленты на двух барабанах не отвечала требованиям к проходимости.

Паровой трактор Хорнсби (1910)
Паровой трактор Хорнсби (1910)

«Царь-танк» Лебеденко

Фантастически амбициозный проект по распилу казённых средств и, что характерно, фантастически успешный.

Автором проекта являлся некто Н.Н. Лебеденко, который в 1916-м году предложил военным монструозную конструкцию в виде огромного небронированного артиллерийского лафета с колёсами диаметром 9 метров и общей массой до 40 тонн. Предполагалось, что машина сможет развивать скорость до 17 км/ч, а огромные колёса позволят легко преодолевать любые окопы и препятствия. Вооружение предполагалось из двух 76-мм орудий и 8-10 пулемётов Максима.

Оплачивать банкет взялся «Союз земских городов» (Земгор) — объединение предпринимателей и политических деятелей, изначально созданное для помощи фронту.

Первоначально деятели Земгора занимались организацией госпиталей и сбором пожертвований, однако уже в 1915-м году прочно присосались к государственным субсидиям и затеяли собственную политическую игру, нещадно критикуя правительство и персонально лиц императорской фамилии, при этом всячески рекламируя собственную деятельность, осуществляемую на деньги того самого правительства. На их счету полный провал попытки мобилизации гражданской промышленности, затребовавший у государства огромные суммы. Именно Земгор, руководимый князем Львовым, стал одним из инициаторов, подготовителей и спонсоров Февральского переворота, а сам князь вскоре окажется первым председателем Временного правительства.

Немудрено, что, изыскивая возможности для распила казённых средств и пожертвований, деятели Земгора обратили своё внимание на проект Лебеденко. Справедливо опасаясь решительного отказа со стороны военного ведомства, которое жёстко следило за всеми ассигнованиями, князь Львов стал действовать иными методами: была изготовлена деревянная модель танка с 30-ти сантиметровыми никелированными колёсами, и 8 января 1915 года при личной аудиенции Лебеденко была преподнесена в сундуке из красного дерева императору Николаю Второму. Как и следовало ожидать, модель произвела на государя должное впечатление, и он распорядился открыть финансирование проекта в размере 210 тысяч рублей.

С конца 1916 по август 1917-го продолжалась сборка машины. На выходе получилось чудо, не имеющее ни малейшей боевой ценности.

"Царь-танк" Лебеденко
«Царь-танк» Лебеденко

Мощность двух двигателей «Майбах» в 240 л.с., снятых в 1916-м году с подбитого германского цеппелина, оказалась совершенно недостаточна для столь массивного (38,4 тонны) танка,  а фрикционная передача слишком перегруженной, вследствие чего максимальная скорость не превышала 3,2 км/ч. Неверный расчёт диаметра заднего колеса привёл к тому, что оно постоянно застревало, и всё это притом, что никакой брони гигант не нёс. При таком запредельном весе, танк Лебеденко не мог выдержать ни один мост кроме железнодорожного, и проблема доставки «царь-танка» на фронт и его дальнейшего использования стала нерешаемой.

Сам Лебеденко уже осенью 1917-го эмигрировал в США, не предоставив никакого отчёта о расходовании средств, его танк простоял в поле грудой металла до 1924 года. В плюсе остались все причастные, кроме государства и персонально русского солдата.

Бронетрактор «Ахтырец»

Ещё одна попытка императорской армии получить свой собственный танк была предпринята в ноябре 1916 года, когда по проекту полковника артиллерии Н.А. Гулькевича был забронирован полугусеничный американский трактор фирмы Эллис Чалмерс. Корпус был целиком защищён 6,5-мм броневыми листами, оснащался башней с двумя пулемётами «Максим» и 76-мм пушкой в корпусе. При массе машины в 12 тонн, 68-сильный газолиновый двигатель обеспечивал скорость до 15 км/ч. Здесь будет уместным сравнение с бесполезным колоссом Лебеденко: хорошо вооружённый, полугусеничный, в меру скоростной и главное — бронированный — танк против 38-тонного небронированного тихоходного монстра. По совокупности характеристик машина получилась действительно удачная, и крайне необходимая в войсках. Предлагалось произвести по 40 таких бронетракторов на армейский корпус.

Однако было очередное, типичное для Российской империи, обстоятельство, которое мешало планам оснащения армии подобными машинами. Это обстоятельство заключалось в том, что Россия не имела своего собственного производства тракторов. Даже штучное производство тракторов Мамина было свёрнуто с началом войны, поэтому все до единого трактора в русской армии были импортированы из стран Антанты. В данном конкретном случае у американцев было закуплено всего лишь 10 тракторов, из которых 9 сразу же забрали себе артиллеристы для использования в качестве тягачей тяжёлой артиллерии. Отечественная промышленность не могла дать базы для танка в любом виде, и возможное их число ограничивалось тем количеством техники, что удалось бы доставить через Атлантику.

То же самое касалось любых других попыток создания бронированных машин.

Бронетрактор "Ахтырец"
Бронетрактор «Ахтырец»

Бомбардировщик «Илья Муромец»

основная статья: «Бомбардировщик Илья Муромец»

Могучего четырёхмоторного гиганта, ещё в 1914-м году являвшегося самым крупным и мощным самолётом в мире, сгубила хроническая отсталость промышленности российской империи, и конкретно в передовой отрасли — конструирования мощных авиадвигателей. После того, как кончились «родные» германские моторы «Аргус», начались попытки приспособить на «Илью Муромца» самые разнообразные (в большинстве своём импортные) моторы, что лишь продлило агонию. Самолёт начал стремительно увядать, оказавшись к 1917 году неспособным даже нести бомбы. В это же время у стран Антанты и Центральных держав в воздух поднялись уже одномоторные самолёты, несшие большую бомбовую нагрузку, на большей скорости и на большую дальность, чем «Илья». Излишняя сложность конструкции и высокая аварийность приводили к тому, что при общем выпуске в 65 машин до ноября 1917 года, единовременно на фронте находилось не более 10, а в совместные вылеты направлялись не более 4 машин, что в масштабах протяжённого Восточного фронта было совершенно незаметно, и не могло привести к каким бы то ни было серьёзным стратегическим успехам.

Дредноут «Измаил»

основная статья: «Русские дредноуты»

Очередная жертва отсталости промышленности Российской империи. Проектировавшийся как один из самых мощных дредноутов в мире, после начала мировой войны безнадёжно завис из-за невозможности доставки жизненно важных деталей. Турбины, крупное стальное литьё, корпусная сталь были заказаны в Англии, которая не спешила выполнять заказ, а значительная часть механизмов, заказанная за год до войны у будущих противников — Германии и Австро-Венгрии — и вовсе оказались потеряны безвозвратно. Русские подрядчики в плане выполнения заказов оказались не сильно лучше немцев: до самого конца войны Обуховский завод не сдал ни одного из 40 заказанных орудий, а Металлический завод не сдал ни одной орудийной башни и ни одного станка для орудий. Гигантский корпус продолжал ржаветь у причальной стенки до 1930-х, пока не был в конце концов разрезан на металл.

Автомат Фёдорова

К 1913 году за на счету выдающегося русского конструктора В.Г. Фёдорова уже было несколько проектов самозарядных и автоматических винтовок, в том числе предъявленных к войсковым испытаниям. Для самозарядной винтовки образца 1911-го года использовался 7,62-мм русский винтовочный патрон, а для автоматической образца 1913-го уже требовался новый, 6,5-мм патрон собственной разработки Фёдорова.

Но начало войны поставило крест на всех планах производства нового оружия. Уже к концу 1914 года армию накрыл жестокий кризис нехватки вооружений и патронов, значительно усугубившийся в 1915-м. Все ресурсы оружейных заводов были брошены на производство трёхлинеек Мосина и 7,62-мм патронов. В условиях дефицита материалов и квалифицированных рабочих запуск массового производства столь сложного оружия, как самозарядная и автоматическая винтовки, был сильно затруднён, а налаживание производства нового, нестандартного патрона для незначительного числа винтовок просто невозможен. Армия задыхалась от нехватки винтовок, к концу 1915 года в тылу временами находилось до 800 тысяч безоружных солдат, дефицит достиг 1 141 062, делались массовые заказы за границей винтовок под русский патрон и закупки устаревших итальянских и французских винтовок с патронами.

Именно массовые закупки винтовок за рубежом дали второй шанс винтовкам Фёдорова: к 1916-му году винтовочный кризис удалось в основе своей преодолеть. Но главное — вместе с купленными у Японии 728 тысячами вполне современных винтовок системы «Арисака» в Россию поставлялись 6,5-мм винтовочные патроны. Патроны этого типа для нужд русской армии массово производились как в Англии, так и в самом Петрограде, что позволяло избежать налаживания новой линии для патронов, требовавшихся исключительно автоматам.

В совокупности это позволило вернуться к идее производства перспективного оружия.

В 1916-м году в записке-отчёте Фёдоров писал о «необходимости самого широкого испытания в боевых условиях различных систем ружей-пулемётов и автоматических винтовок» с предложением «немедленно заказать некоторое количество до 3 или 5 тысяч автоматических винтовок, приспособленных для непрерывной стрельбы и имеющих магазин на 20-25 патронов».

Совместно с другим знаменитым конструктором, оружейным мастером полигона В.А. Дегтяревым, Фёдоров приступил к переделке своих самозарядных винтовок и ружей-пулемётов под японский 6,5-мм патрон системы «Арисака».

14 августа 1916 года начальник Генерального штаба писал в ГВТУ: «По обстоятельствам настоящего военного времени представляется необходимым сформировать теперь же роту, вооружённую ружьями-пулемётами и автоматическими ружьями системы генерал-майора Фёдорова по особому представленному здесь штату»

«Автоматическая рота генерал-майора Фёдорова» была сформирована на основе роты 189-го Измаильского пехотного полка 48-й пехотной дивизии в Офицерской стрелковой школе. В состав роты входили 3 взвода: один должен был быть вооружён 8 ружьями-пулемётами, два других по 25 винтовок в каждом.

К сентябрю 1916 года собрали 8 автоматов под русский винтовочный патрон 7,62-мм, 5 под японский 6,5-мм, и 45 автоматических винтовок под японский патрон, всё оружие было передано особой команде, вместе с оптическими прицелами Герца, касками Адриана и переносными стальными щитами. Рота в составе 3 офицеров и 150 нижних чинов (включая вторых номеров, вооружённых пистолетами Маузера для замены стрелков первой линии) в январе 1917 года была направлена на Румынский фронт.

Рота Фёдорова должна была стать не просто испытательным полигоном для нового оружия — она должна была проработать принципиально новую тактику боевых действий, схожую с тем, что явили миру немцы в 1918-м году.

Однако эксперимент провалился: в масштабах фронта действия автоматической роты оказались просто не заметны, а те немногие единицы ружей-пулемётов и самозарядных винтовок так и остались единственными выпущенными в царской России. Нехватка точных станков, материалов и высококвалифицированных рабочих не позволили наладить массовый выпуск столь сложного оружия. Аналогичная судьба постигла и имевшиеся к началу войны в больших количествах ружья-пулемёты Мадсена: все попытки наладить производство датских пулемётов в России успеха не имели по тем же самым причинам.

Всерьёз за производство автоматов Фёдорова (как и тракторов Мамина, как и многих других перспективных образцов техники и вооружений) возьмётся только советская власть.

P.S. Большой объём информации о промышленности Российской империи и её слабых сторонах в статье «Россия, которую мы опять потеряли»

___________________

Источники:

1) М. Коломиец — Броня русской армии

2) Г. Канинский, С. Кирилец – Тракторы в русской императорской армии (Техника и Вооружение №5/2010г.)

3) С.Л. Федосеев – Пушечное мясо первой мировой

4) “Война в воздухе” №87 – Бомбардировщики Первой мировой войны

5) П.Д. Дузь – ВВС России в Первой мировой войне (1914-1918)

6) Л.А. Кузнецов – Последний дредноут Империи

7) С.Е. Виноградов – “Измаил” – сверхдредноут Российской Империи

8) Головин Н.Н. – Военные усилия  России  в Первой мировой войне

 


Добавить комментарий

Top